Восемнадцатилетние хабалки в дорогом кафе

Оригинал взят у medveda в Восемнадцатилетние хабалки в дорогом кафе
Друзья. Я даже не знаю, как начать. Мне стыдно вообще эту тему поднимать, но меня реально зацепило. Точнее, если бы в кафе я был один, или с друзьями, то, наверное, и не заметил бы. Но я был с сестренкой, приехала навестить столицу-родину. Моя сестра - малыска, тоненькая девочка-припевочка, лепесток сакуры, которая бледнеет от слова "дурак". Нет, я драматизирую, конечно, но это был пиздец. Короче, я поясню, а вы мне объясните, мож я что-то забываю, как оно вообще. Может я от жизни совсем отстал, я ведь тож к старперовской тридцатке приближаюсь в третий раз.

Помните, я писал про тупую агрессию в минском баре? Там тож неприятно, а в этот раз меня вообще необычно сильно задело.

Сцена. Одно из самых милых мест в Минске, всегда только позитивные впечатления там, как обычно рекламировать не буду, но, короче, нулевой километр, летняя веранда, я и сестренка за кофе и десертами.

За столик рядом садятся две типа-студенточки, заказывают овердохера всякой тяжеленькой жратвы плюс шампейн. Утыкаются в айфоны. Пока все вроде ок.

Мы с сестренкой мирно базарим по семейным вопросам, племяничков обсуждаем, бабулечек и внучатых тетенек многочисленных.

Нашим соседкам принесли пару тарелок жаркой свинки (что какбэ намекает), ведро, лед, шампейн. И да, блять, я сейчас снизойду до низшего уровня журналистики. Я спрошу, откуда, у этой школоты деньги, сука кризис на дворе.

Подваливают ещё две типастуденточки. Ничего выдающегося во внешнем виде нет, обычные девушки 18-20 лет.

Но блять.

Дальше эти четыре начинают хором обсуждать всякое говно. Мы там блять сели или не блять там сели. А картошечка блять прожаренная. А дайте мне блять закурить нахуй. И мне тоже можно блять сигаретку. А что за шампейн это какой блять.

Есличо, "блять" не я лично в данном случае вставляю.

Моя сестренка в ужасе косится на меня, как будто у нас тут Аббатство Даунтон.

Я терпеливо поясняю сестренке, что у нас тут не Аббатство Даунтон, а как бы Минск.

Но поток громкой хабалковой речи из четырех сука пастей не прекращается, мало того, интенсируется. Тут уже и мои грубые, засоренные бревнами различной длины мужские сенсоры начинают мигать.

Мне самому регулярно делают замечания в так называемых приличных местах, но, блять:

1) Я просравший молодость и не познавший манер мудак, а не восемнадцатилетняя няшка.
2) Я блять мужик нахуй. Мне блять можно.
3) Я старый, я работаю 14 лет, и мне тем более можно, я заработал на то, чтоб говорить, что я хочу. Хуй.

Короче.

Все, снимаю белый плащ.

Орлики, чо это вообще было.

Это вообще норма теперь? Или мне тупо не повезло?
Кто они, и кто им дал бабло?
Как они попали в мой мир, и в мир моей сестренки, милого, беззащитного одуванчика на безжалостном ветру хаоса мироздания?
Я что-то забыл может? Я не помню их, малолеток, такими.

Последняя девятнадцатилетняя самочка, с которой я встречался была мимимишной поэтессой, которая если грубила, то только по делу искусства и в ещё не буду говорить каких исключительных ситуациях.

Или же, они просто хорошо себя ведут рядом со мной, а? Но ведь я сам сраный хабал, чо со мной церемониться.

Реально, без сука шуток, я как-то по-грустному (всетаки родной город) шокирован. Они охуели!
Студенточки нынешние, они какие, вообще?

Чтобы разбавить неприятную картину, вот знакомая милейшая нехабалка лапками вверх, на лапках у милейшей знакомой нехабалки: